Издается с 2013 года по инициативе Национального Агентства вина Грузии

        

 

 

31 января 2019

Андро БАРНОВИ: "Я решил стать ближе к земле и солнцу"

специальный гость
31.01.2019 (Hvino News). “Hvino News”продолжает серию эксклюзивных интервью с людьми, связанными с грузинским виноделием, но в недалеком прошлом занимавшимися чем-либо совершенно другим и добившимися больших профессиональных успехов в областях, далеких от виноделия.  Сегодня у нас в гостях Андро БАРНОВИ. Сегодня он винодел и основатель «Wine Artisans»

Хотя ему только за сорок, профессиональный опыт Андро включает в себя такие должности, как заместитель министра обороны Грузии, глава администрации президента, ректор Академии национальной обороны и губернатор Шида Картли (регион в центральной части Грузии).

Наша встреча с Андро Барнови проходит в его винном шато недалеко от города Гори, где «натуральность» является фундаментальным принципом, лежащим в основе всего - от вина и еды до мебели.

Александр Каффка, издатель "Hvino News": Уважаемый Андро, спасибо, что пригласили к себе. Я знаю, что ваш прошлый профессиональный опыт имеет совершенно другую направленность – это большая политика с серьезным уклоном в национальную безопасность и оборону. Я надеюсь, что мы поговорим и об этом сегодня. Но правда ли, что вы еще и сами изготавливаете для себя мебель?

Андро Барнови: Всегда рад, Александр. Ну ... да, это правда. Все, что вы видите вокруг, кроме пианино, это моя работа. Видите ли, в Цедиси меня привлекло решение жить в царстве природы с минимальной связью с внешним миром. Я чувствовал, что должен омолодить свою энергию и переосмыслить все, о чем я когда-либо думал и во что верил. Поэтому все, что я пытаюсь сделать здесь, это кирпичи в стене моего уединения.

А.К.: Как случилось, что вы изменили свою профессию и ушли из политики в виноделие? Вы когда-нибудь думали о виноделии раньше? Возможно, это семейная традиция?

А.Б.: Да, семейная традиция, но я мало что знал о виноделии. У меня был некоторый опыт помощи моему отцу в течении многих лет, но это было довольно непостоянно, так что мне пришлось восполнять разрозненные знания. Виноделие – очень объемное дело, и, однажды взявшись за него, вы никогда не прекращаете учиться. И если вы заботитесь о качестве и уважаете то, что делаете, то ошибки делают вас лучше.  Конечно, это серьезная, многомерная наука, и нужно много читать, чтобы смоделировать все в голове, а это требует времени, сосредоточенности и определенных навыков обучения.

Переход, о котором вы говорите, созревал около года. Как человек, находящийся внутри грузинской политики, я располагал достаточной полнотой информации, чтобы представить себе предстоящие годы, и я знал, что все будет развиваться именно так, как сейчас. Я не видел никакой силы, способной изменить эту динамику в течение многих лет. Это плохие времена, когда людям надоели перемены, и они не поддерживают смелых политиков. Политические команды распадаются, все стремятся только к выживанию, это действительно очень печальные времена ... времена, когда процветают только пустые популисты. Тем не менее я предпринимал энергичные попытки собрать людей и продвинуть изменения, но это шло против течения времени, а поэтому обречено на провал. В итоге, я остался буквально один в полностью дезориентированной партии. Да, я занимал приличные позиции, но все стало таким показным и декоративным. Смысл был утерян. Чего я мог добиться, даже с высоты своего положения, если никто, даже члены моей партии не были готовы к совместным действиям? Партия потеряла некоторых очень важных людей и продолжает терять их. Кстати, такая ситуация сохраняется до сих пор и со временем только ухудшается.

"Нынешнее некомпетентное и безответственное правительство - наше уродливое порождение. Нам нужно преодолеть эту печальную ситуацию, но сделать это быстро и легко не получится."


И вот, наконец, я оказался в полном хаосе, который непременно продлится много лет, и должен был решить, что делать дальше. Я окончательно решил уйти, «заморозив» свой политический имидж, и просто вытащить себя из той ситуации, которую я ненавидел. Я решил стать ближе к земле и солнцу. Это отличное место для размышлений о будущем, восстановления внутренних сил и установления гармонии с самим собой. И потом, виноделие не дает расслабиться, оно держит вас в форме, наполняет мыслями и заботами. Вы сажаете семена, вы заботитесь, вы восхищаетесь и наслаждаетесь результатами. И, конечно, вы с удовлетворением улыбаетесь, словно библейский бог, который создал вселенную, и она ему понравилась (улыбается).

А.К.Спасибо, это очень интересно, и ваша мотивация действительно впечатляет. Как развивался ваш винный проект, и как бы вы охарактеризовали свое нынешнее положение как винодела? Какие ваши вина вы бы хотели особо отметить?

А.Б.: Как и все проекты, он развивался постепенно. Сначала я думал продолжить образовательные проекты, ездить по стране с публичными лекциями, но также мне хотелось иметь небольшой винный погреб, чтобы иметь возможность делать отличные вина. Винный проект поглотил все мое время. Погреба становились больше и лучше, виноградники выросли до гектаров, и мое отношение к виноделию переросло из хобби в постоянную работу. Теперь это ассоциация натуральных вин, называемая “Wine Artisans” («Винные ремесленники»).

В качестве винодела я бы описал себя как информированный сторонник производства натуральных вин, маньяк гигиены, уделяющий особое внимание роли почвы и условиям выдержки в марани в магическом процессе виноделия.

За эти годы у нас было несколько выдающихся вин. Это Тавквери урожая 2015 и 2016 года, Хидистаури Розовое 2016, Хашмис Саперави 2017, Уроэбис Ркацители 2017 и т. д. Сейчас у нас очень интересные, но еще очень молодые Тавквери и Шавкапито урожая 2018 года, Хидистаури и Уроэбис Ркацители 2018. Отдельно хочется отметить Чкапа 2018, которое особенно выделяется, потому что это неизвестный сорт, и это невероятно хорошее вино! Самое интересное, что мы еще почти не продавали наши вина. Конечно, гости пробуют их здесь, в марани, но мы не спешим превращать каждую бутылку в деньги. Вину нужно время, чтобы устояться, и мы даем ему это время. Я должен быть на сто процентов уверен в качестве моего вина, и мне нужно проверить его, чтобы оно вовремя покинуло стены погреба. Такое отношение, я полагаю, очень важно для всех честных виноделов, это то, что создает подлинную славу грузинскому вину и делает эту страну настоящим винным раем. Мы просто не можем продать, например, белое вино того же года! Я имею в виду, это настоящее преступление с точки зрения виноделия. Или, скажем, красное вино, которому менее 2 лет! Это просто неприемлемо, потому что вы убиваете потенциал, который развивают эти вина, если вы просто дадите им какое-то время. Конечно, я стараюсь избежать этого в моем марани. 2019 год станет первым годом, когда Wine Artisans выпустит ограниченное количество вина на продажу.

А.К.Правда ли, что вы также много работаете с другими виноделами? Это часть общественной работы или какое-то массовое движение?

А.Б.: Я бы сказал, что это больше похоже на массовое движение, хотя у нас есть организация, о которой я упоминал, и мы помогаем нашим коллегам советами по брендингу, маркетингу и тому подобное. Мы поддерживаем связь друг с другом, обмениваемся опытом, спрашиваем совета и, конечно же, делимся вином! Мы всегда рады гостям в наших марани, потому что это никогда не сводится к бесцельным возлияниям. Мы предприниматели очень особенного вида: все наше общение служит одной цели: добиваться все более чистых, качественных, более интересных вин.

А.К.:  Какие проблемы Грузия должна преодолеть, чтобы стать более успешной на мировом рынке?

А.Б.: Чтобы это обсуждать, нужно отличать промышленное виноделие от натурального. Конечно, промышленное виноделие – это важная часть экономики. Но практически невозможно, чтобы промышленное виноделие было решающим критерием для признания страны. Маленькие винные погреба, которые производят исключительные натуральные вина, всегда были ключевыми факторами винодельческой идентичности в любом винодельческом обществе. И случай Грузии не составляет исключение. У нас есть определенный прогресс в этой области, даже бум развития небольших погребов, но сегодня это скорее похоже на моду, чем на качественные изменения в этой области. К сожалению, проводится мало исследований, мало изученных сортов винограда, чаще – это сотни клонов одного и того же сорта, в результате чего производителю сложно определить лучшие. В результате много напрасных инвестиций без какого-либо разумного вклада в развитие этой сферы.

Другая проблема – проблема квеври. С одной стороны, благодаря квеври Грузия получила статус колыбели виноделия и является исключительным местом в винном мире, и было бы логично думать, что о его производстве заботятся и частный и государственный секторы - каждый в своей компетенции. Но в действительности все наоборот. Жаль, что сегодня очень немногие производители могут достичь желаемого качества вина в квеври. Наши немецкие друзья провели серьезное исследование, в котором были сделаны важные выводы относительно технологии изготовления вина в квеври, но для воплощения этих результатов необходимы значительные инвестиции, в то время как никто не делает этого, потому что нет контроля и нет альтернативы. Также нет обучения изготовлению квеври, очень мало инноваций с точки зрения ухода за квеври и т. д. – проблем более чем достаточно, и все они влияют на качество вина.

Еще одна проблема – недостаток знаний и информации. Только несколько хороших книг доступны на грузинском языке, переводов очень мало, исследования прекратились. Мы проделали определенную работу в этом направлении, но этого недостаточно. Нам нужна популярная и основательная научная литература, чтобы поднять культуру вина среди производителей и потребителей. Потребительская культура, конечно же, является основным двигателем всего остального, поэтому нам необходимо обеспечивать ее различными способами. Но надо помнить, что знания необходимы, и мы можем рассматривать Бордо как пример винного рая, основанного на знаниях. Если нам не удастся поднять уровень виноделия за относительно короткое время, то и интерес винодельческого мира к Грузии, который в настоящее время обусловлен главным образом историей и нашим сортовым богатством, вскоре ослабнет. Конечно, я считаю, что наш реальный потенциал сильно отличается от того, что я только что описал, но у нас есть этот вызов, и мы должны с ним справиться.

А.К.Вы живете в центральной Грузии, вдали от традиционного центра виноделия – Кахети. Работать там сложнее? В чем специфика местного виноделия?

А.Б.: Это широко распространенное ошибочное мнение, что Кахетия является единственным традиционным центром грузинского виноделия. История говорит об этом совсем другое. Грузинские цари, несколько иностранных путешественников и многие другие исторические энтузиасты описывали вина из разных регионов Грузии, и нигде не упоминается Кахетия как нечто выдающееся с точки зрения виноделия. Конечно, я восхищаюсь традиционными кахетинскими сортами и считаю, что они являются одними из лучших в стране, но в других регионах также есть чрезвычайно интересные вина, и с возрождением виноделия это уже становится очевидным. Я считаю, что причиной того, что Кахетия стала самым известным винодельческим регионом, является обширная Алазанская долина и коммунисты с их ориентацией на массовое производство. С одной стороны, большинство виноградников были созданы в Кахетии, с другой - в других областях большинство виноградников были ликвидированы. Если вы берете Картли в качестве примера, вы найдете древние заброшенные погреба повсюду, монументальные, серьезные погреба, но виноградников больше нет. Это относится ко многим другим регионам, но, к счастью, мы возвращаемся к нормальному грузинскому образу жизни, который здесь означает хорошее вино и виноградники повсюду, высокую потребительскую культуру и очень диверсифицированное производство. Независимость со временем все расставит по своим местам.

Картли является не только домом для наибольшего количества сортов винограда среди регионов Грузии (насчитывается более ста местных сортов, что составляет 20% всех грузинских сортов), но и также известен лучшими винами - «королевскими винами», как их называли. Кроме того, Картли был политическим и культурным центром страны и соседствует со столицей. В принципе, это самое удобное туристическое направление, и жаль что его развитие началось недавно. Я горжусь тем, что когда-то сыграл роль в выводе региона из стагнации.

А.К.Да, ведь некоторое время назад вы управляли регионом Шида Картли в качестве губернатора. Это довольно уникальный опыт. Каково это - работать в качестве одного из виноделов в регионе, который когда-то был под вашим непосредственным руководством?

А.Б.: Это скорее похоже на благословение. Очень помогает то, что я знаю регион, знаю людей, и люди знают меня. И людям нравится видеть, как бывший губернатор работает бок о бок с ними, и мне нравится существовать здесь как личность без каких-либо должностей и дополнительных регалий. Одним словом, я чувствую себя как дома, в окружении друзей.

А.К.Давайте предположим, что ваша политическая партия осталась у власти. Вы бы предпочли остаться в политике? «Винные ремесленники» в таком случае никогда бы не появились?

А.Б.: Несколько ассоциаций натурального вина родились именно в период моего нахождения в политике, так как я активно поддерживал это движение. Начиная с 2013 года нам удалось организовать такие движения в Рача-Лечхуми, Имерети, Самегрело и Самцхе, Картли и Кахетии. Некоторые продолжают успешно развиваться, другие – не очень. Мы были инициаторами региональных винных фестивалей повсюду, осуществляли значительные публикации в этой области, проводили семинары и приглашали энологов в регионы, чтобы они могли встретиться с местными виноделами и поделиться своими знаниями и опытом. Мы разрушили стены застоя, и я считаю, что нами было сделано многое, чтобы помочь изменить ситуацию. Моя личная вовлеченность в этой области - не как винодела, а как человека, помогающего развитию производства -  начинается с 2008 года, когда я написал обширную программу развития небольших винных погребов и винного туризма в стране, но затем началась война, и я вернулся к моей традиционной сфере - обороне и безопасности. Только через пять лет, в 2013 году, я почувствовал возможность вернуться к виноделам, а с 2016 года сам стал одним из них.

А.К.Можем ли мы продолжить эту тему и поговорить о вашем опыте политического деятеля? Я думаю, что вы можете о многом рассказать, учитывая ваш разнообразный опыт.

А.Б.: Третье поколение политиков, к которым я принадлежу, существенно выделялось стратегическим видением и компетентной командой, но, тем не менее, мы проиграли в количестве ... нам нужно было больше компетентных и дальновидных людей, чтобы правильно воплощать наше видение и добиваться лучших результатов для населения. Нам нужно было наладить гораздо более тесные связи с населением, лучшее самоуправление на всех уровнях, лучшую систему образования и гораздо более последовательные и четкие цели. Нам нужно было достичь единого мнения в обществе относительно этих целей и получить доверие народа, показать, что мы сделаем все возможное, чтобы эти цели стали реальностью. Вместо этого у нас было слишком много некомпетентных людей, и видение команды фокусировались на быстрых переменах, порой даже за счет ослабления легитимности. Некоторые говорят, что да, быстрые перемены были оправданием, но посмотрите сейчас - мы уже потеряли семь лет и потратим впустую еще несколько. Так что, в итоге, это не ошибки Иванишвили, а в первую очередь последствия наших ошибок. Нынешнее некомпетентное и безответственное правительство - наше уродливое порождение. Нам нужно преодолеть эту печальную ситуацию, но сделать это быстро и легко не получится.

А.К.Вы все еще занимаетесь политической работой или планируете это в будущем?

А.Б.: Сегодня я весь в виноделии, но я всегда готов вмешаться, как только почувствую, что ситуация потребует моего участия. Но верно и то, что я никогда не откажусь от виноделия. Это уже в крови. Я хочу показать положительный пример в этой области. Винные боги мне помогут в этом (улыбается).

А.К.Согласно общему клише, типичный грузин - жизнелюбивый персонаж, который любит принимать гостей и делает собственное вино. Как бы вы это прокомментировали и на какие характерные черты вы бы указали?

А.Б.: Типичный грузин – артистическая натура. Любое другое описание следует рассматривать через эту призму. Наша история и необходимость выживать привели к тому, что любовь к жизни и в то же время внутреннее противостояние жизни и смерти делают грузин радостными людьми. И, конечно же, вино - это главный механизм, которое укрепляет нашу способность к выживанию.

А.К.Большое спасибо за ваши развернутые ответы.

© Hvino News

 "Всемирный приз саперави": ИТОГИ

1 комментарий:

  1. Батоно Андро,
    давно не пребывал в такого рода информационном шоке!
    Спасибо за честные ответы, касающиеся как политики, так и Вашего настоящего.
    Я могу предложить Вам свою помощь в деле перевода нужных источников информации на грузинский язык и подготовке материалов к изданию.
    Было бы очень интересно встретиться с Вами на месте.
    С уважением,
    Теймураз Доквадзе
    555 44 55 19
    P.S.
    Уважаемый Александр, благодарю за замечательное интервью.

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...