Издается с 2013 года по инициативе Национального Агентства вина Грузии

          

 

 

          www.marani.co

 

05 сентября 2013

Привычка жить без России

Ирина Джорбенадзе

05.09.2013. Вслед за вином Россия снимает эмбарго с части грузинского продовольствия. Но экономика Грузии от этого вряд ли расцветет: местный бизнес уже побаивается российского рынка, а российский бизнес – инвестиций в Грузию.

В сентябре, после семилетнего эмбарго, возобновятся поставки в Россию грузинской продукции с высоким фитосанитарным риском – цитрусовых, фруктов, орехов, зелени и т. д. В "Россельхознадзоре" сейчас рассматриваются варианты частичной или полной отмены ограничений на ввоз этой продукции. А продукция с низким фитосанитарным риском, такая как чай и лавровый лист, в РФ уже поступает.

Напомним, что в мае, после некоторого потепления грузино-российских отношений, Россия сняла эмбарго с импорта алкогольной продукции и минеральных вод из Грузии. По данным "Роспотребнадзора", с тех пор Грузия поставила в Россию около 3,5 млн литров винодельческой продукции.

Почувствовали ли от этого какое-то улучшение жители Грузии?

Значительный сегмент грузинского бизнеса с нетерпением ожидал возобновления торговых отношений с Россией. По его расчетам, активная торговля с РФ должна повлечь за собой российские инвестиции в экономику Грузии и вообще снижение внешнеэкономической уязвимости страны. Обыватель же надеялся, что со снятием эмбарго Россия упразднит и визовый режим для грузинских граждан, и вкупе это будет способствовать благосостоянию грузин.

Но пока роста экономики и благосостояния за счет потепления отношений с Россией не случилось. Как отмечает Standard & Poor's, отмена российского эмбарго в краткосрочной перспективе благоприятно отразится на внешнеэкономической деятельности Грузии, но "этого будет недостаточно для снижения внешнеэкономической уязвимости страны, обусловленной ее значительными потребностями во внешнем финансировании и положением нетто-должника". Также отмена эмбарго не окажет заметного влияния на характеристики кредитоспособности грузинского правительства в ближайший период.

Между тем до введения эмбарго главным импортером грузинских вин и минеральных вод была Россия – 80% и 70% соответственно от всего экспорта указанной номенклатуры. А в целом Грузия отправляла тогда в Россию около 20% своего экспорта.

Это довольно высокий показатель, провал которого с введением российского эмбарго нанес ощутимый ущерб грузинским производителям. Но бизнес сумел диверсифицировать экспортные поставки. В частности, винную продукцию и минеральные воды Грузия успешно пристроила на рынках США, Канады, Европы и государств СНГ. В итоге экспорт минеральной воды сравнялся с периодом до эмбарго, хотя алкогольная продукция немного от него отстала.

И вот теперь, когда после снятия российского эмбарго грузинское вино и минералка в Россию все же потекли, ожидаемой массированной активности бизнес-кругов Грузии пока не наблюдается. Так, по данным "Роспотребнадзора", после отмены эмбарго лишь менее половины грузинских компаний, получивших свидетельство о госрегистрации продукции, поставляют вина, коньяки и минеральную воду в Россию.

"В 2013 году только 14 из 36 грузинских компаний, получивших свидетельства о государственной регистрации продукции, поставили 963 партии алкогольной продукции общим объемом 3, 461 044 миллиона литров. В мае-июле 2013 года ввезено 79 партий минеральной воды объемом 4,834 514 миллиона литров, из них 73 партий минеральной воды "Боржоми" объемом 4,749 146 миллиона литров и шесть партий минеральной воды "Саирме" объемом 85,368 тысячи литров", — говорится в сообщении российского ведомства.

Отсутствие ажиотажа в возвращении на рынок РФ некоторые бизнесмены объясняют отсутствием прогресса в грузино-российских политических отношениях и, соответственно, ожиданиями, что Россия в любой момент снова может закрыть свой рынок для продукции из Грузии по причинам, не имеющим отношения к безопасности продукции. Настораживают их и слова главного санитарного врача России Геннадия Онищенко, в соответствии с которыми функционирование в Грузии военно-морской биологической лаборатории США может стать "серьезным препятствием для расширения экономических связей, как фактор недоверия поставляемой продукции".

Жару поддает и президент Грузии Михаил Саакашвили. Несмотря на попытки властей создать ему имидж человека, с которым в стране и за рубежом никто уже не считается, многие к его мнению прислушиваются. В частности, Саакашвили настаивает на том, что открытие российского рынка для грузинской винной продукции "таит большие риски" и вообще является "ловушкой". По его словам, в России есть спрос на дешевые вина, в то время как бутылка "уникальных" грузинских вин стоит на мировых рынках 100-200 долларов.

Это, по его данным, привело к тому, что "уже заработала целая индустрия для поставки в Россию дешевого грузинского вина". "И теперь что же, нам по 8 долларов отправлять вина в Россию? Чтобы за 8 долларов продать "Хванчкару", здесь она должна стоить 2 доллара. За такую цену "Хванчкары" в природе не существует", — сказал он. К тому же, добавил президент Грузии, в России отсутствует система защиты марки.

Тем не менее, руководитель Службы безопасности продовольствия Грузии Зураб Чекурашвили питает надежды: "Когда бизнес увидит, что наши отношения с Россией стабильны, я думаю, образуется много предприятий по первичной переработке продукции".

Что же до российских инвестиций, традиционно охватывающих большой и стратегически важный сегмент грузинской экономики даже в условиях отсутствия потепления с Россией, они в прошлом и текущем годах практически сошли на нет. Официальных точных данных по прямым иностранным инвестициям в 2013 году пока не публиковалось. А по неофициальным, они мизерные, и Россия в них не лидирует. Впрочем, и совокупный объем прямых иностранных инвестиций в Грузию в прошлом году составил всего 912 миллионов долларов, — в то время как в 2006 и 2007 годах он достигал в сумме почти трех миллиардов.

Что сдерживает инвесторов, в том числе российских, в условиях, когда премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили считается "своим человеком" в Кремле и олигархическом российском бизнесе?

По мнению экспертов, спад инвестиционной активности во многом определили лишь частичная смена власти в Грузии осенью прошлого года, сложный процесс коабитации, ожидания президентских выборов, которые состоятся 27 октября, и постоянные разговоры Иванишвили о его намерении уйти с поста и вообще из политики до конца года. А эксперт Паата Шешелидзе добавил, что в нынешнем году власти Грузии "отказались от ориентиров на свободную экономику, соответственно среда в Грузии для бизнеса, не только российского, но и любого другого, сейчас неблагоприятная".

К тому же, отмечают грузинские бизнесмены, новый парламент Грузии без консультаций с бизнесом, принял законодательные изменения, касающиеся предпринимательства и троекратного роста некоторых налогов, а также введения моратория на продажу земли. Понятно, что это не способствует ни инвестиционной активности, ни зависящему от нее экономическому росту. Кстати, за 7 месяцев текущего года экономический рост в Грузии составил 1,7% при годовом прогнозе в 6%.

Тем не менее, власти полны оптимизма и по торговле с Россией, и по инвестициям из этой страны, и по экономическому росту. "Нынешний год будет особенным", — заверил министр финансов Грузии Нодар Хадури. Он выразил уверенность в том, что российские инвестиции в Грузию пойдут обильно. А по данным некоторых иностранных СМИ, если президентские выборы в Грузии выиграет ставленник Иванишвили, российский бизнес вложит в страну 8 миллиардов долларов.

Но есть и иная версия перспективного инвестиционного оживления – это ожидаемое со дня на день начало работы в Грузии Фонда соинвестирования. Грузинские СМИ уже частично рассекретили его участников. Это арабская компания Rakia Investment с вкладом в полтора миллиарда долларов, турецкая Ahmad Chalik investment, арабская Dhabi Group и Суверенный фонд Китая. В фонде также представлены казахский бизнесмен Алексей Машкевич и семья покойного бизнесмена Бадри Патаркацишвили. Кстати, Иванишвили ранее дал понять, что он тоже собирается участвовать в Фонде соинвестирования. О наличии в Фонде бизнеса сугубо российского происхождения (если таковым не считать деньги семьи Патаркацишвили и самого Иванишвили), пока не сообщается.

Но отразится ли благоприятно работа фонда на простом гражданине Грузии, неизвестно. Некоторые эксперты считают, что вряд ли, поскольку, инвесторы, в основном, будут стремиться к переделу сфер влияния.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...